Персе
третий радующийся
меня, как диму, всё так же переколачивает в последнее время от оксишокка, везде они, в стихах, в книгах, что делать, куда бежать, как зажмуриться - но они

Как в норе лежали они с волчком, -
зайчик на боку, а волчок ничком, -
    а над небом звездочка восходила.
Зайчик гладил волчка, говорил: "Пора",
а волчок бурчал, - мол, пойдем с утра, -
словно это была игра,
словно ничего не происходило, -
    словно вовсе звездочка не всходила.

Им пора бы вставать, собирать дары -
и брести чащобами декабря,
и ронять короны в его снега,
слепнуть от пурги и жевать цингу,
и нести свои души к иным берегам,
по ночам вмерзая друг в друга
(так бы здесь Иордан вмерзал в берега),
укрываться снегом и пить снега, -
потому лишь, что это происходило:
    потому что над небом звездочка восходила.

Но они всё лежали, к бочку бочок:
зайчик бодрствовал, крепко спал волчок,
  и над сном его звездочка восходила, -
и во сне его мучила, изводила, -
и во сне к себе уводила:
шел волчок пешком, зайчик спал верхом
и во сне обо всем говорил с волчком:
  "Се," - говорил он, - "и адских нор глубина
   рядом с тобой не пугает меня.
   И на что мне Его дары,
   когда здесь, в норе,
   я лежу меж твоих ушей?
   И на что мне заботиться о душе?
   Меж твоих зубов нет бессмертней моей души.»

Так они лежали, и их короны лежали,
и они прядали ушами, надеялись и не дышали,
никуда не шли, ничего не несли, никого не провозглашали
и мечтали, чтоб время не проходило,
чтобы ничего не происходило, -
   но над небом звездочка восходила.

Но проклятая звездочка восходила.

@темы: dead poets society, мирон и компания