Записи с темой: dead poets society (список заголовков)
21:54 

третий радующийся
меня, как диму, всё так же переколачивает в последнее время от оксишокка, везде они, в стихах, в книгах, что делать, куда бежать, как зажмуриться - но они

Как в норе лежали они с волчком, -
зайчик на боку, а волчок ничком, -
    а над небом звездочка восходила.
Зайчик гладил волчка, говорил: "Пора",
а волчок бурчал, - мол, пойдем с утра, -
словно это была игра,
словно ничего не происходило, -
    словно вовсе звездочка не всходила.

Им пора бы вставать, собирать дары -
и брести чащобами декабря,
и ронять короны в его снега,
слепнуть от пурги и жевать цингу,
и нести свои души к иным берегам,
по ночам вмерзая друг в друга
(так бы здесь Иордан вмерзал в берега),
укрываться снегом и пить снега, -
потому лишь, что это происходило:
    потому что над небом звездочка восходила.

Но они всё лежали, к бочку бочок:
зайчик бодрствовал, крепко спал волчок,
  и над сном его звездочка восходила, -
и во сне его мучила, изводила, -
и во сне к себе уводила:
шел волчок пешком, зайчик спал верхом
и во сне обо всем говорил с волчком:
  "Се," - говорил он, - "и адских нор глубина
   рядом с тобой не пугает меня.
   И на что мне Его дары,
   когда здесь, в норе,
   я лежу меж твоих ушей?
   И на что мне заботиться о душе?
   Меж твоих зубов нет бессмертней моей души.»

Так они лежали, и их короны лежали,
и они прядали ушами, надеялись и не дышали,
никуда не шли, ничего не несли, никого не провозглашали
и мечтали, чтоб время не проходило,
чтобы ничего не происходило, -
   но над небом звездочка восходила.

Но проклятая звездочка восходила.

@темы: dead poets society, мирон и компания

URL
14:43 

третий радующийся
каррент муд цитатами классиков:

И. С. Тургенев — В. П. Боткину:

«Я начал было одну главу следующими (столь новыми) словами: „В один прекрасный день“, потом вымарал „прекрасный“ — потом вымарал „один“ — потом вымарал всё и написал крупными буквами: „ЁБАНА МАТЬ!“, да на том и кончил. Но я думаю, „Русский вестник“ этим не удовлетворится».

17 (29) мая 1856 г., с. Спасское

В.Г.Белинский — В.П. Боткину:

«Мне хочется любви, оргий, оргий и оргий, самых буйных, самых бесчинных, самых гнусных, а жизнь говорит: это не для тебя - пиши статьи и толкуй о литературе».

Лев Николаевич Толстой, дневники:

19 сентября. [Москва — Ясная Поляна.] Убирался. Был на гимнастике. Сильно посвежел. Поехал. Наслаждался. Решил, что надо любить и трудиться, и всё.

20 сентября. [Ясная Поляна.] Приехал. Устал. Не любил и не трудился.

20 декабря. [Москва.] Душевное состояние хорошее, готов к смерти.

@темы: dead poets society, born to be mild

URL
10:16 

третий радующийся
URL
18:33 

третий радующийся
как и повелось, текущая книга отражает всё.

История третья: Себастьян, рассказывая о своем самом первом романе (неизданном и уничтоженном), поясняет, что речь в нем шла о молодом толстом студенте, который, приехав домой, узнает, что его мать вышла замуж за его же дядю; этот самый дядя, ушной специалист, погубил студентова отца.
М-р Гудмен шутки не понял.

@темы: dead poets society

URL
11:46 

третий радующийся
дневниковское неприятное

и начинаем день правильно...
предыстория: почти все мои любимые писатели умерли, поэтому новых книг уже не дождёшься. понимая это, я тяну их творчество как неверующий апостол - рыбку, припадая к любимому и неизвестному, когда совсем гроб кладбище пидор. так, например, с замятиным, - у меня осталось рассказов пять, ещё не прочитанных, из его библиографии, а в остальном всё зачитано до дыр. ) : восхитительный стилист всё-таки, и пусть в меня бросят камень (но лучше не надо), но "мы">"котлован" хотя последний был, разумеется, веха per se но об этом как-нибудь в другой раз никогда.

ну и к слову о пидорах. нимношк любимого (замятин знал толк в жизни), у меня аж на душе светлеет, когда заново открываю

ДЕСЯТИМИНУТНАЯ ДРАМА

дальнейший ту рид лист, если ao3 не работает:
детская

«– Не сметь смеяться! Молокосос! Убью! – кричит Семен Семеныч мичману, весь трясется – а может быть, и не мичману это «убью». Нет, конечно, не мичману – и целуется с мичманом, – господи, какие у него милые ямочки! – целуется с отцом Николаем.» (этэншн - драма)

о чуде, происшедшем в пепельную среду, а также о канонике симплиции и о докторе войчеке, потому что это чудо случилось именно с каноником симплицием, а доктор войчек был единственным в мире человеком, какому суждено было видеть все это с начала до конца (этэншн: милота. но сквикающимся от мпрега не читать)

ps. оксишокки крутятся, лавэха мутится! через пару недель будет, ай хоуп, а то меня чот понесло по страдашкам ))

@темы: born to be mild, dead poets society

URL
16:17 

третий радующийся
книга, которую я читаю сегодня, идеально описывает мою профпригодность и новогодний рабочий корпоратив.

Две интересные особенности отличали Леонарда Блоренджа, заведующего Отделением французского языка и литературы: он не любил литературу и не знал французского языка. Последнее не мешало ему покрывать гигантские расстояния ради участия в совещаниях по проблемам современного языкознания, на которых он щеголял своим невежеством, словно некой величавой причудой, и с помощью мощных залпов здорового масонского юмора, отражал любую попытку втянуть его в обсуждение тонкостей "парле-ву".

@темы: труд освобождает, dead poets society

URL
23:32 

третий радующийся
очень тепло отношусь к балканской литературе, особенно к периоду её развития с пятидесятых годов и до начала тысячелетия, а больше всего люблю павича.
визуалист, он пишет лёгкими, объёмными образами, которые nonetheless подчас сложны для трактования вне языковой среды автора. однако из всех сербских и не очень писателей, на мой взгляд, павич ближе всего к нам. не зря он, как набоков, любил онегина и великолепно владел русским языком. обожаю эту фотографию, может, я проецирую, но у него здесь замечательно светлый взгляд и добрая, с хитрецой, полуулыбка :heart:.

хотя классикой считается "хазарский словарь", выложу отрывок из другой его книги, который можно читать как самостоятельный рассказ, и было бы смешно, если б не было так грустно.

ПОТЕШНАЯ ИСТОРИЯ О ФЕДОРЕ АЛЕКСЕЕВИЧЕ РАЗИНЕ

@темы: dead poets society

URL
14:41 

третий радующийся
В последние годы наша земля вырождается; видны знаки того, что мир быстро идет к своему концу; мздоимство и развращенность властей стали обычными; дети перестали слушаться родителей; каждый хочет написать книгу.


©

@темы: dead poets society

URL
22:34 

третий радующийся
порой мне кажется, что я взрослый, разумный человек, погружённый в поиск решения практических проблем: накормить кота творогом, сдать режиссуру без пересдач, вычистить сто сорок одну серебряную ложечку, а в следующее мгновение сижу в пижаме с фиолетовым осликом и плачу навзрыд над смертью книжного героя. господи, как это несправедливо. самая нежная, чуткая, добрая, прекрасная, вздорная, гордая. потому-то это и было неизбежно.

The emotional, loving, moody child had had small chance of developing into a happy woman. Had she as a girl been naturally joyous yet all that had befallen her must surely have driven away the bright birds, one by one, from her breast. As it was, made of a more sombre clay, capable of deep happiness, but more easily drawn to the dark than the light, Fuchsia was even more open to the cruel winds of circumstances which appeared to have singled her out for particular punishment.

Her need for love had never been fulfilled; her love for others had never been suspected, or wanted. Rich as a dusky orchard, she had never been discovered. Her green boughs had been spread, but no travellers came and rested in their shade nor tasted the sweet fruit.



@темы: get in me, dead poets society, горменгаст

URL
14:14 

lock Доступ к записи ограничен

третий радующийся

URL
23:14 

третий радующийся
How To Tell If You Are In A Jane Austen Novel


Someone disagreeable is trying to persuade you to take a trip to Bath.

All of your dresses look like nightgowns.

A woman who hates you is playing the pianoforte.

Everyone in the neighborhood, including your mother, has ranked you and your sisters in order of hotness. You know exactly where you fall on the list.

You have five hundred a year. From who? Five hundred what? No one knows. No one cares. You have it. It’s yours. Every year. All five hundred of it.

There are three men in your life: one true love, one tempting but rakish acquaintance, and a third distant possibility — he is courteous and attentive but only slightly interested in you. He is almost certainly the cousin or good friend of your true love, and nothing will ever happen between you two.

A woman who is not your mother treats you like her own daughter. Your actual mother is dead or ridiculous.

Someone you know has fallen ill. Not melodramatically ill, just interestingly so.

A man proposes to you, then to another, lesser woman when you politely spurn him. This delights you to no end.

A charming man attempts to flirt with you. This is terrible.

You are in a garden, and you are astonished.

©

@темы: dead poets society

URL
01:00 

третий радующийся
It was November — the month of crimson sunsets, parting birds, deep, sad hymns of the sea, passionate wind-songs in the pines. Anne roamed through the pineland alleys in the park and, as she said, let that great sweeping wind blow the fogs out of her soul. Anne was not wont to be troubled with soul fog. But, somehow, since her return to Redmond for this third year, life had not mirrored her spirit back to her with its old, perfect, sparkling clearness.

©

@темы: dead poets society

URL
16:13 

третий радующийся
это потрясающее чувство, когда хорошая книга в твоих руках и не думает заканчиваться, и ты можешь пойти поспать, погулять, посмотреть ганнибала и всё равно она будет длиться ещё сотню-другую страниц, а внутри всё слегка сжимается от предвкушения того, что снова затянет совершенно с головой.

как же люблю длинные книги, чёрт побери, чем длиннее, тем лучше. если бы диккенс писал бы бесконечными сериальными томами - вот это было бы моё счастье. конечно, в голове уже оформилась идея кроссоверных вселенных с оэ, но не сейчас. потом.

«— Может ли волшебник убить человека с помощью магии? — спросил герцог.

И он ответил:

— Волшебник может, но джентльмен не станет.
»

@темы: dead poets society

URL
10:12 

третий радующийся
урсула ле гуин умерла.




когда на мою разбитую подмосковную улицу выползает туман, значит, пришло время.

Остров Гонт, единственная гора которого на целую милю вздымает свою вершину над истерзанным штормами Северо-Восточным морем, знаменит своими волшебниками. Множество уроженцев Гонта покидало города в его высокогорных долинах и порты в узких темных бухтах, чтобы волшебством и магией служить Лордам Архипелага или странствовать в поисках приключений с острова на остров по всему Земноморью, зарабатывая на жизнь чародейством и колдовством.

Говорят, что величайшим из них, и уж, конечно, самым неутомимым, был человек, прозванный Соколом. Впоследствии он стал Повелителем Драконов и Великим Чародеем. О его жизни поется в «Славных деяниях Геда» и множестве баллад, но наш рассказ — о времени, когда баллады о нем еще не были сложены...


читать
запись создана: 16.04.2015 в 21:24

@темы: dead poets society

URL
12:06 

третий радующийся
Исландия и вообще прекрасное, как рассвет в выходной день.
спасибо :heart:

23.02.2015 в 00:37
Пишет rifmoplet94:

230214
Название: Пока в Рейкьявике хлещет дождь.
Вдохновитель и посвящение: Персе


Надеюсь,что вам понравится.
(с) Лисиный рассвет.

URL записи

@темы: dead poets society

URL
15:10 

третий радующийся
Объяснять человеческие характеры наследственностью слишком опрометчиво. Какая-то черта далекого предка вдруг проявляется в пятнадцатом поколении. У какого-то талантливого человека дети — посредственности. В какой-то семье нотариуса рождается Вольтер. Но, изучая историю предков Жорж Санд, биограф неизбежно придет к выводу, что ей предстояла необычная и высокая судьба. В других семьях можно найти в роду одну, две, три выдающиеся личности.
Предки Жорж Санд — все из ряда вон выходящие люди. Там перемешались все: короли с монахинями, знаменитые воины с девчонками из театра. Как в сказках, все женщины носят имя Авроры; все имеют сыновей и любовников, и сыновья всегда на первом месте; внебрачные дети падают градом, но их признают, превозносят, воспитывают по-королевски. Все они мятежники, все обаятельны, все жестоки и нежны. «Этой породе людей, грубой и сильной, — говорит Морас, — Жорж обязана некоторыми яркими чертами своего физического склада, грубостью в жизни, бесстыдной смелостью в поступках и какой-то неутолимой жадностью в любви». В этой фамильной хронике есть что-то от изысканной комедии, от героической поэмы и от «Тысячи и одной ночи».


©

@темы: dead poets society

URL
22:52 

третий радующийся
потому что.

04.11.2014 в 21:59
Пишет feyra:


#redapple
Тем временем близится полночь, но мы не будем ждать этого мерзкого момента из опасения, что у меня снова накроется интернет, и все живенько поздравим одного доброго, остроумного и упоротого человека прямо сейчас. Она единственная смогла смирить меня хотя бы с частью правил русского языка, я дико оргазмирую с каждого ее поста, потому что блеать даже в постах мы используем умные слова, МЫ ЖЕ ЗНАЕМ ТАК МНОГО УМНЫХ СЛОВ.
Мы любим жрать, котеечек и фики про пидорасов. Если (что, имхо, маловероятно) ее не уведут раньше, в сорок лет будем жить в ближней европе в квартире, полной еды и воняющей котами. ВДЕСЯТЕРОМ.
Человек не зассал познакомиться на фб, ребят, это заслуживает одного ПЗДРВЛ.

Пидорасы — прошлый век. Моя ватрушечка Персе, у меня есть для тебя уебищный как сама жизнь фемслеш с белоснежкой. :eyebrow: не спрашивай, почему тут Кристен Стюарт, это тебе не сможет объяснить даже мое сомнительное либидо



Моя королева — белое полотно
С мелкими крови капельками у края.
За таких, как она, счастливыми умирают,
Таких же, как я, в округе полным-полно.

Моя королева — отпечатки собачьих лап
На белом снегу, омытом дождем осенним.
Она говорит, что больше не ждет спасения:
Принца она, в конце концов, не ждала.

Моя королева — яблоки в ноябре,
Заиндевевшие, словно в гробу хрустальном.
Мы обе от сказок слишком давно устали.
Она — находясь внутри. Ну а я — извне.

Моя королева — черный изгиб крыла,
Алый вишневый сок на руке дрожащей.
Только она и кажется настоящей,
Хотя таковой, мне кажется, не была.

Моя королева — тусклое серебро.
Узор почернел и блеск навсегда утратил,
Но стоит шагнуть вперед и коснуться платья —
Словно крюком хватается за ребро.

Моя королева — яд, что коснулся губ,
На старой доске лишенная лака пешка.
Вы что-то сказали, ваше величество?
Белоснежка?

Яблоко с красной шкуркой лежит в снегу.



URL записи

@темы: dead poets society

URL
20:23 

третий радующийся
l'individu qui choisit de mourir pour ses idees (d'une liberte absolue) affirme et realise par ce geste une exigence d'absolu. les tragedies grecques fournissent deja des exemples de cette thematique qui traversera les siecles et dont les variantes concernent tant les raisons invoquees pour justifier la mort que l'attitude du heros face a celle-ci: la choisit-il, va-t-ila ses devants, la subit-il? quant aux motifs qui lui dictent de mourir, ils peuvent relever du domaine religieux, politique ou social, etre lies a un code de l'honneur, au code familial.

@темы: dead poets society, отблески этерны

URL
23:16 

третий радующийся
18:23 

третий радующийся
Mitis depone colla, Sicamber! incende quod adorasti, adora quod incendisti.
Съ кротостью преклони шею, Сикамберъ! сожги, чему поклонялся, поклоняйся тому, что сжегъ.

(Слова Св. Ремигія, обращенныя къ Хлодвигу, королю Франковъ, при крещеніи его въ Реймсѣ 496 г.)

@темы: dead poets society

URL

дьявол и дэниэл уэбстер

главная